Живага Анна (mycruises) wrote,
Живага Анна
mycruises

Category:

Кострома. I часть




После Москвы и Санкт-Петербурга следующим моим любимым городом является Кострома. Этому городу я и хочу посвятить несколько постов. В I-ой части речь пойдёт о Сусанинской площади. Площадь окружают восемь зданий, не буду рассказывать обо всех, коснусь истории только некоторых из них.

Сусанинская площадь. (дореволюционная фотография)

22

Сегодня, приподнимая завесу прошлого, надо сказать, что каких-то пару столетий назад не существовало не только этой площади, а и сама занимаемая ею территория вообще выглядела далеко не так, как в наши дни. Тогда ее рассекала река Сула, протекавшая возле современного здания областного суда и проложившая русло в северо-западном направлении. На левом берегу Сулы высились на валу деревянные стены с башнями и воротами костромской крепости — т. н. «Нового города», сооруженного в 1619 году, за которыми шумело торжище, на правом — огород помещиков Борщовых, сенной торг и, севернее, яблоневый сад купцов Волковых.

В 1773 году пожар уничтожил крепостные сооружения «Нового города» — их, за ненадобностью, уже не восстанавливали. При составлении плана Костромы опытные петербургские архитекторы точно учли выгоды данного места и приняли важное решение — именно здесь распланировать главную площадь города. Предварительно для этого понадобилось заключить Сулу в прочные дубовые колоды и упрятать ее под землю да срыть земляные валы «Нового города». Площадь была запроектирована как многогранник, разомкнутый в сторону Волги, к ней стягивались семь радиальных улиц, восьмая же являла собою отлогий и широкий спуск к реке.

21

Становление Екатеринославской площади, названной именем тогдашней российской императрицы Екатерины II, началось со второй половины 1780-х годов. Созидала ее целая плеяда талантливых зодчих, работавших с высокоразвитым чувством преемственности, ценивших наследие предшественников, стремившихся постичь их творческие замыслы и воздвигнуть на площади единый архитектурный ансамбль.

Первым из этих зодчих был Степан Андреевич Воротилов. Воротиловские постройки отличаются особой добротностью. Степан Андреевич принял на себя строительство Гостиного двора, состоявшего из двух каменных торговых корпусов, положивших начало застройки площади. Надо сказать, что в течение веков Кострома являлась крупным центром русской торговли. В XVII в., до пожара, в ней насчитывалось 714 лавок, образующих 21 торговый ряд, а еще 148 лавок стояли вразброс. Теперь всё это следовало восстановить в камне.

03

В основу был положен «образцовый» проект торговых рядов, подписанный владимирским губернским архитектором Карлом Клером. Строительство началось в 1789 году. При постройке левого (если встать лицом к Волге) корпуса Гостиного двора Воротилову пришлось решать задачу, как вписать в него церковь Спаса. Эта церковь, одна из древнейших в Костроме, первоначально была деревянной, а в 1766 году на ее месте воздвигли каменный храм. До конца XVII в. церковь стояла на погосте, который затем перенесли в конец Русиной улицы (теперь Октябрьская площадь), а возле храма насадили сад, и храм стал именоваться «Спас в садах» (колокольню этой церкви, существенно обогатившую силуэт всей площади, построил в начале XIX в. местный архитектор-самоучка А.В.Красильников).

Церковь Спаса в рядах.

07

Задолго до первых покупателей.

06

Мелочные ряды и вид на церковь Спаса.

05

04

Строительство левого корпуса, именуемого также «Красными рядами», т. к. в нем торговали «красным» товаром (тканями, кожаными изделиями, мехами, даже книгами), шло довольно быстро. В марте 1791 года городская дума извещала, что готовы 33 лавки, 19 достраиваются, а на 11 заготовлены материалы — всего в корпусе предполагалось разместить 86 лавок. Работы завершились к 1793 году.

Гостиный двор (Красные ряды)

20

Медленнее сооружался правый корпус, названный «Большими Мучными рядами» — в 1791 году из 52 запроектированных лавок, предназначенных для оптовой и розничной торговли мукой, фуражом и льном, были вчерне готовы 26. Отчасти это объясняется тем, что земля под рядами по северной стороне принадлежала петербургскому вельможе графу А.Р.Воронцову и с ним вплоть до 1794 года велась переписка об уступке ее городу.

13

11

10

12

Галереи Гостиного двора с их гладким полом из каменных плит, нарядными вывесками, витринами и зазывалами служили не только центром оживленной торговой жизни волжского города, но и местом прогулок и встреч обывателей. К Мучным рядам по утрам слетались тучи птиц, особенно голубей — каждый лабазник перед открытием лавки обязательно выносил им совок зерна.

Мелочные ряды.

09

01

Идём дальше. В сентябре 1808 года, богатый костромской хлебник, владелец пяти домов (в т. ч. и двухэтажного кирпичного на самой площади) Илья Рогаткин и его тесть купец Иван Ботников подали прошение о разрешении им постройки большого трехэтажного каменного дома по лицу Екатеринославской площади между Павловской (ныне пр.Мира) и Еленинской (Ленина) улицами. Сообразуясь с потребностями прижимистых заказчиков, Н.И.Метлин составил проект здания с фасадом, обходящимся минимумом декора: утяжеленный первый этаж является как бы постаментом для двух верхних, антаблемент имеет лишь основные членения. Из-за Отечественной войны 1812 года строительство затянулось до 1815 года. В своей половине, выходившей на Павловскую улицу, Рогаткин открыл постоялый двор, главным образом для приезжавших на базар в Больших мучных рядах крестьян. В 1834 году эту часть здания приобрел подпоручик А.А.Лопухин, устроивший вдобавок к постоялому двору питейный дом в нижнем этаже. Постоялый двор Лопухина пользовался дурной славой. В августе 1841 года в нем останавливался путешествовавший по России известный историк М.П.Погодин. Он записал в дневнике, что был поселен в отвратительной комнате, где не мог заснуть ни на минуту, атакованный полчищами клопов. Все тело его вспухло, он только и восклицал: «О, Русь!» — и принужден был «спасаться в тарантасе».

Слева часть дома, выходящая на Павловскую улицу (ныне пр.Мира).

19

В конце апреля 1848 года здесь же прожил несколько дней драматург А.Н.Островский, совершавший с семейством отца первую поездку из Москвы в усадьбу Щелыково. В путевых записках он поясняет, что выбора у них не было, т. к. лучшие гостиницы города сгорели в сентябрьский пожар 1847 года.

Одновременно с ним останавливался на ночлег на постоялом дворе Лопухина М.Е.Салтыков-Щедрин, проезжавший в сопровождении жандармского офицера из Петербурга в вятскую ссылку за публикацию первых своих повестей, вызвавших державный гнев Николая I. В Костроме великий сатирик тоже обозрел еще свежие следы грандиозного пожара, о котором немало писали и газеты. Это событие, сопровождаемое анекдотическими действиями растерявшихся местных администраторов, нашло отображение в «Истории одного города» при описании пожара в Глупове.

18

В конце XIX в. Лопухину продали свою часть дома генеральше Колзаковой — там в предреволюционные времена размещалась гостиница «Россия», содержавшаяся Костровой, и кинотеатр «Муленруж», а после Октября — организации партии большевиков. Тогда здание называлось Домом коммунистов, а с его балкона, выходившего на площадь, выступали перед горожанами видные деятели партии и государства, приезжавшие в Кострому.

17

В середине 1820-х годов завершилось оформление последней, северной стороны площади, что было связано с именем П.И.Фурсова. Уже в октябре 1823 года им был составлен проект гауптвахты, сооружение которой завершилось в 1826 году. В городе с времен Средневековья традиционно размещался сильный гарнизон — сначала стрельцы, пушкари и пищальники, затем, в XVIII в., Старо-Ингерманландский мушкетерский полк и др. Буйство и кутежи офицеров считались в ту пору в порядке вещей, поэтому городское общество содержало гауптвахту. Деревянная гауптвахта первоначально находилась на берегу Волги, вблизи Московской заставы. Она обветшала, и Фурсов решил перенести ее на площадь (то была смелая идея, т. к. здания подобного назначения старались не держать «на виду», но с тем, чтобы она служила украшением городского центра). Прежде на ее месте был яблоневый сад фабрикантов Волковых.

16

Перед гауптвахтой были установлены два фонаря и повешен колокол для вызова караула «в ружье». В начале марта 1917 года здесь содержались последний костромской губернатор И.В.Хозиков, полицмейстер и др., а в годы гражданской войны — пленные колчаковские офицеры.

Гауптвахта особенно выигрывает от соседства с другим замечательным творением П.И.Фурсова — пожарной каланчой.

15

Писатель А.Ф.Писемский, лично знавший архитектора, сформулировал впечатление, которое производят постройки П.И.Фурсова. В романе «Люди сороковых годов» выведен «даровитейший архитектор, академического еще воспитания, пьянчуга, нищий, не любимый ни начальством, ни публикой. После него в губернском городе до сих пор остались две-три постройки, в которых вы сейчас же замечали что-то особенное, и вам делалось хорошо, как обыкновенно это бывает, когда вы остановитесь, например, перед постройками Растрелли».

Творения костромича своеобразно действовали даже на таких нечутких к искусству людей, как Николай I. В своих мемуарах «Из прошлого» известный публицист Н.П.Колюпанов, рассказывая о посещении императором в 1834 году Костромы, сообщает, что он «долго стоял и любовался каланчой, а затем сказал: «Такой у меня в Петербурге нет».

14

Недавно на Сусанинской площади появился необычный памятник собаке по кличке Бобка, который якобы жил у Пожарной каланчи в XIX-ом веке и помогал местным пожарным спасать людей и ценные вещи из огня. По несчастью пёс погиб под колёсами телеги спасателей. В память о заслугах пса из него сделали чучело, которое ещё долго стояло в здании каланчи как музейный экспонат. А в 2009 году группа энтузиастов во главе с бизнесменом Валерием Яхонтовым в преддверии очередного юбилея Костромы решили преподнести горожанам подарок в виде пса в натуральную величину и весом 150 килограммов. Скульптором стал Александр Ерёмин.

23

Но вернёмся в прошлое. С окончанием постройки в 1826 году гауптвахты и каланчи оформление центральной площади по периметру было завершено — всего на это потребовалось около сорока лет.

Уже тогда она вызывала восхищенные отзывы современников. Так, П.П.Сумароков в книге «Прогулки по 12 губерниям с историческими и статистическими замечаниями в 1838 году» писал: «Кострома... расположена на гладкой равнине, при Волге. Строения благовидные, и на всех улицах хорошие мостовые, великая опрятность. Площадь, о которой упомянули, окружена каменными домами, лавками, каланча с фронтоном, колоннами, легкой архитектуры, занимает один ее бок, и посредине стоит деревянный, на время, памятник с надписью: «Площадь Сусанина». Площадь эта походит на распущенный веер, к ней прилегают 9 улиц, и при одной точке видишь всех их протяжения. Мало таких приятных, веселых по наружности городов в России. Кострома — как щеголевато отделанная игрушка».

Маленькое примечание. Из-за особенности застройки костромичи называют центральную площадь «сковородкой». В самом деле, если посмотреть на карту, то видно определённое сходство с этой кухонной утварью. Только ручек (расходящихся улиц) у сковородки не одна, а много, но, как говорится, больше не меньше.

Памятник Ивану Сусанину объединил все постройки, окружившие площадь, в единый ансамбль.

23

Сразу после Октябрьской революции над памятником нависла угроза уничтожения: декрет Совнаркома от 12 апреля 1918 года «О памятниках республики» предусматривал снятие памятников, «воздвигнутых в честь царей и их слуг». Памятник «идеально» подходил под эту формулировку: налицо были фигуры и царя, и «слуги». Разрушение памятника было начато накануне первой годовщины революции в 1918 году: с колонны и постамента были сброшены бюст Михаила и скульптура Сусанина. Бронзовые фигуры, по одним сведениям, были утоплены в Волге, по другим — будто бы где-то закопаны, по третьим — отправлены в переплавку. Тогда же Сусанинская площадь была переименована в площадь Революции (историческое название возвращено в 1992 году).

Почти десять лет колонна была закрыта деревянным обелиском, увенчанным красным флагом. На четырёх сторонах обелиска были укреплены портреты вождей российского и международного революционного движения. Пьедестал использовался как трибуна во время революционных торжеств. К 1928 году деревянный обелиск пришел в ветхое состояние, и городские власти распорядились сбросить колонну с постамента и закопать тут же в сквере. Окончательный снос памятника был произведен в 1934 году. Гранитная и мраморная облицовка была разбита на щебень и использована для мощения «нескольких метров мостовой на площади и по Советской улице».

История возведения ныне существующего памятника насчитывает два десятилетия. Первым директивным документом по этому поводу стало постановление о проектировании и сооружении памятника, принятое в 1947 году сессией Верховного Совета РСФСР. Но реально работа над проектом памятника, лишенном монархических и религиозных символов, была начата только в 1959 году по поручению Министерства культуры РСФСР.

Однако почти сразу, в июле 1959 года ЦК КПСС было принято постановление «О наведении порядка в деле сооружения памятников», а в сентябре 1961 года за ним последовало решение временно приостановить работы по проектированию и сооружению ряда памятников, в том числе Ивану Сусанину в Костроме. В 1965 году областному руководству удалось переломить ситуацию и добиться возобновления строительства. Торжественное открытие памятника состоялось 28 сентября 1967 года. На нём присутствовала авторская группа, создавшая памятник — скульптор Н. А. Лавинский и архитекторы.

24

Источник: История улиц. Старая Кострома. Виктор Николаевич Бочков

Tags: Золотое кольцо, Кострома, Сусанин, каланча, торговые ряды
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments