?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Вестники грядущего




Последняя запись о довоенной ВСХВ давно оформлена, но я о ней забыла и отправляю в свой ЖЖ только сейчас. В следующих записях речь пойдёт о послевоенной выставке, открытой в 1954 году и выставке современной, тогда будет много моих фотографий. А пока История по книге Ольги Никологорской "Олтаржевский" и чужие архивы, что для меня намного интереснее.

Практически одновременно с открытием Выставки состоялось и открытие в Москве статуи В.И. Мухиной «Рабочий и Колхозница».
А начиналось все так. В 1936 году Советский Союз получил приглашение принять участие в международной выставке «Искусство, техника и современная жизнь». Выставка открывалась в мае следующего года в Париже. И так как 1937 год был годом двадцатилетия Октябрьской революции, советское правительство, стремившееся продемонстрировать достижения страны, отнеслось к идее участия в такой представительной выставке особенно серьезно. Перед проектировщиками была поставлена непростая задача: в короткий срок создать павильон, который поразил бы воображение посетителей выставки.
Само величественное здание павильона поручили спроектировать одному из наиболее известных архитекторов того времени Борису Михайловичу Иофану. «Павильон рисовался как здание, отображающее своей динамикой мощный рост достижений первого в мире социалистического государства, — говорил Иофан. — Он должен был передать энтузиазм и жизнерадостность великой эпохи построения социализма, когда труд — есть дело чести, доблести и геройства. Этот замысел надо было выразить настолько ясно, чтобы любой человек при первом взгляде на наш павильон почувствовал, что это павильон Советского Союза».

Эскизный проект павильона Союза ССР

01.jpg

Иофан сконструировал мощное и в то же время легкое сооружение длиной 160 метров и шириной всего 22 метра, такие необычные пропорции предопределило место, выделенное советскому павильону на Всемирной выставке в Париже. По замыслу архитектора, вершину уступами устремленного вперед и вверх здания должна была увенчать скульптурная композиция — юноша и девушка с серпом и молотом в руках, олицетворяющие единство рабочего класса и колхозного крестьянства. Эта скульптурная группа в представленном архитектором проекте была намечена лишь приблизительно. Ваятелю предстояло развить мысль зодчего и выразить ее пластически.
Среди других скульпторов получила приглашение принять участие в конкурсе и Вера Мухина. Работа вначале не ладилась, и Мухина отправилась на ВСХВ, отвлечься от всех неурядиц. День был холодный, пасмурный, прогуливаясь по Выставке, молодая женщина промочила ноги. Ничего путного в голову не приходило, и чтобы как-то отдышаться и собраться с мыслями, она углубилась в лес. Подошла к лесному озерцу, облокотилась на дерево и вытрясла на ладонь неизвестно как попавший в туфлю камушек, он давно мешал ей идти. Пригляделась — камушек оказался с дыркой посередине. «Счастливый», — обрадовалась она. Подняла голову вверх и наконец улыбнулась проглянувшему сквозь тучи солнцу. А над ее головой тянулись к небу две обнявшие друг друга ветви старого дерева. «Прямо как живые, как человеческие руки, — подумала скульптор и заторопилась в мастерскую. «Ключ» будущей скульптуры был найден.

«Рабочий и Колхозница» основной несущий каркас

02.jpg

На конкурсе победил именно эскиз скульптуры «Рабочий и Колхозница» Веры Мухиной. Иофан сразу же заметил, что ее скульптура органично вписывается в общий архитектурный ансамбль задуманного им павильона и даже как бы несколько продолжает его своим устремлением вверх, к небу, и тем самым ускоряет динамику развития архитектурного силуэта. Это заметила и высокая комиссия. И все вокруг стали говорить, что «композиция “Рабочий и Колхозница” превращает торжественную поступь величественного сооружения во всесокрушающий порыв».
Но предстояло преодолеть еще множество очень сложных технических проблем, чтобы в короткие сроки создать монументальное сооружение, которому суждено было сыграть особую, неповторимую роль в истории советской культуры.
24-метровый монумент предстояло поднять на 34-метровую высоту здания. Поэтому скульптура должна была быть достаточно легкой. Обычные материалы — камень или бронза, — как слишком тяжелые, для этого не подходили. Тогда специалисты Научно-исследовательского института металлообработки предложили использовать стратегическую хромоникелевую (нержавеющую) сталь, — легкий, прочный и податливый материал, идеально подходящий для осуществления замысла автора.

«Рабочий и Колхозница» смелая идея Б.М.Иофана возглавить главный павильон статуей из нержавеющей стали.

03.jpg

Для скульптуры были изготовлены стальные листы всего в полмиллиметра толщиной, которые в процессе работы над скульптурой сваривались между собой. Эксперимент был рискованным, потому что технология сварки нержавеющей стали, а тем более таких тонких листов во всем мире тогда еще только осваивалась. И был определенный риск, ляжет ли сталь в нужные для скульптуры формы. Но отступать было некуда. Краткость сроков не позволила долго размышлять. И работа началась.
Была изготовлена небольшая, размером метр 65 сантиметров модель (сейчас эта переведенная в бронзу скульптура находится в Третьяковской галерее). Теперь предстояло довести ее до требуемых размеров. Эта была трудная работа. Требовалось увеличить каждый отдельный фрагмент скульптуры, не утеряв при этом гибкости и необходимой выразительности. Помог инженерный талант Львова (главный инженер НИИ металлообработки). Специально для «Рабочего и Колхозницы» он разработал оригинальный метод увеличения фрагментов композиции до нужных размеров. Достаточно простой и результативный, он понравился всем участникам проекта.
Модель передали на завод, и там Вера Игнатьевна вместе с ее помощниками — скульпторами 3.Г. Ивановой и Н.Г. Зеленской, инженерами и рабочими, — по существу, «выколачивали» отдельные части фигур из металла. Затем приступили к сборке отдельных частей статуи в единое целое. Сборка началась в конце февраля 1937 года. Готовые блоки соединялись самой прогрессивной в то время точечной сваркой. Работа была столь напряженной, что Мухина порой сутками не уходила из цеха, 160 человек с помощью мощного 35-метрового крана работали в три смены.
«Февраль и март этого года не были ласковы, — вспоминала Вера Игнатьевна позднее, — солнечных дней почти не было — то мороз, то дождь, то вьюга. Каркас и леса обледенели, но неуклонно росли два гиганта и покрывались сталью. Могучая железная стрела подъемного крана одну за другой поднимала части статуи. Ноги стали на место, оделись торсы… Были укреплены головы, и наконец, две руки, со скрещенными серпом и молотом, увенчали статую… Пожилая уборщица цеха, в котором изготовлялась скульптура, увидев вылепленную огромную голову Рабочего, проговорила: “Хорош сынок!”»
Несмотря на легкость материала, скульптура вместе с каркасом весила 75 тонн. Поэтому перед отправкой в Париж стальной гигант был разобран на 65 частей и погружен в 28 железнодорожных вагонов. В.И. Мухина и 3. Г. Иванова вместе с группой инженеров и рабочих также поехали в Париж для установки статуи. Опять была напряженная упорная работа: 11 дней бригада скрепляла и сваривала детали. Во время ее сборки каменщики, штукатуры, монтажники из разных стран, работавшие на выставке, проходя мимо, салютовали «Рабочему и Колхознице».

Рекламный плакат выставки

04.jpg

Наконец скульптура встала на предназначенное ей место на верхней точке советского павильона. Она произвела на выставке сенсацию, полностью соответствуя девизу всемирного смотра достижений человечества — «Искусство и техника в современной жизни». Скульптура так органично вписалась в архитектуру павильона, что казалось, без нее он будет просто незавершенным.
Павильон произвел неизгладимое впечатление на гостей выставки. Такое яркое, запоминающееся выступление на Всемирной выставке, в которой приняли участие представители государств со всех концов света, во многом способствовало укреплению авторитета нашей страны. Изображение скульптуры появилось на плакатах, открытках, нагрудных значках, которые разлетелись по всей планете. Республиканская Испания выпустила марку с изображением скульптурной группы на советском павильоне, обладание которой до сих пор является заветной мечтой тысяч филателистов. И, конечно, имя Веры Мухиной стало известно всему миру.
Но не все было так гладко. Это был, по сути дела, последний выставочный форум перед Второй мировой войной. Напряженность нарастала, постоянно сказывалась царившая в Европе обстановка предчувствия войны. В связи с этим сильное впечатление на зрителей производил павильон республиканской Испании с размещавшейся в нем огромной картиной Пабло Пикассо «Герника», где художник запечатлел ужасы войны.
Но еще больший интерес вызывал павильон СССР, тем более что он был размещен прямо напротив павильона фашистской Германии. В них явственно ощущалось противостояние, особенно со стороны немецкого павильона.

Борьба за основные призы развернулась между СССР и Германией, имевшими крупнейшие павильоны.

05.jpg

Они были почти одинаковой высоты — немецкий павильон был выше советского всего на один метр. Но как выяснилось позже, для немцев это стремление «стать выше» было очень важным, и они предприняли для этого немало усилий. Только через несколько десятилетий бывший главный архитектор Третьего рейха Альберт Шпеер приоткрыл завесу над обстоятельствами создания своего павильона. По его словам, во время подготовки к выставке, будучи в Париже, он «по чистой случайности» забрел в помещение, где был выставлен хранящийся по регламенту в тайне проект советского павильона.
«Фигуры… торжественно шагали с высоты постамента прямо на немецкий павильон», — вспоминал Шпеер. Это надо остановить, — подумал немец и внес изменения в проект своего павильона. Теперь он представлял собой монументальный расчлененный тяжелыми колоннами куб, который как бы перегораживал путь советским гигантам, а с фронтона башни на русскую пару надменно взирал орел, державший в когтях свастику. В результате переделок немецкий павильон стал вопреки первоначальному проекту на метр выше советского. И в таком виде он предстал перед зрителями при открытии выставки.

У гигантской башни немецкого павильона также была установлена обнаженная скульптурная группа Йозефа Торака «Товарищество». По замыслу идеологов германской экспозиции, эти мощные обнаженные статуи, стоящие напротив «Рабочего и Колхозницы», и должны были подчеркнуть мощь Германии.

06.jpg

Однако практически все выглядело совсем иначе. Орел на крыше высокого павильона Германии казался маленьким и издали напоминал испуганную птицу, а мускулистые тела «Товарищей» стояли значительно ниже величественной советской пары, взирающей на них сверху вниз. Кроме того, красивая и естественная гармония скульптурной группы Мухиной противостояла грубой животной силе исполинов Торака.

07.jpg

Выставка закрылась 25 ноября 1937 года. Советский павильон, по отзывам прессы, имел настолько большой успех, что превратился в эмблему выставки. А французам настолько нравилась скульптура, которая прочно вписалась в архитектурный ансамбль Парижа, что они всячески оттягивали срок расставания с ней. Только после настойчивой просьбы советского правительства скульптурную группу разобрали и отправили в СССР. При демонтаже скульптура была довольно сильно повреждена. Ее пришлось воссоздавать практически заново. И тут же встал вопрос, где и как устанавливать ее, с тем чтобы она вписалась в выставочный ансамбль. Вопрос рассматривался тщательно и долго. Совещания и обсуждения продолжались до весны 1938 года. Руководство считало, что скульптуру надо установить перед входом на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку. Архитектор Выставки (им в то время еще был Олтаржевский), создатель павильона Иофан и автор самой скульптуры — Вера Мухина — сомневались, произведет ли скульптура, установленная перед воротами на Выставку, должное впечатление на зрителей. При этом первоначально для установки скульптуры планировали построить пьедестал высотой 30 метров по проекту Б.М. Иофана и Ю.П. Зенкевича. Но вскоре выяснилось, что времени и возможностей для создания такого пьедестала нет. Мнения присутствующих на совещании разделились. Мухина и Иофан считали, что «Рабочего и Колхозницу» невозможно установить на ВСХВ, так как большая скульптура подавит собой весь выставочный ансамбль. Кроме того, они решительно возражали против низкого десятиметрового пьедестала, предложенного строительным управлением.
Между тем главный архитектор Выставки Олтаржевский предложил очень верное и оригинальное решение проблемы — установить скульптуру в глубине Выставки, за озерами. Но авторы скульптуры к его мнению даже не прислушались. Олтаржевский подчинился большинству и не стал настаивать на своем мнении.
Тем не менее теперь, по прошествии стольких лет, нам кажется, что идея установки «Рабочего и Колхозницы» за озерами имела большое рациональное зерно. Эта величественная скульптура была видна с любой точки выставочного ансамбля. И она бы вновь, как и в Париже, парила над всей Выставкой. Но к этому мнению не прислушались, и в конце концов авторы скульптуры вынуждены были согласиться с необходимостью установки скульптуры на невысокий десятиметровый пьедестал у входа на Выставку, как того требовало начальство.

Скульптура «Рабочий и Колхозница» перед Главным входом (теперь это Северный вход) на сельскохозяйственную выставку

13a.jpg

К великому сожалению скульптора, в Москве «Рабочего и Колхозницу» все-таки установили на слишком низком пьедестале, что нарушило пропорции монументального произведения, рассчитанного на обозрение с большой высоты. «Скульптура ползет по земле», — с горечью говорила Мухина и мечтала о том, чтобы «Рабочего и Колхозницу» установили на Воробьевых (Ленинских) горах. С высоты смотровой площадки огромная статуя смотрелась бы очень выигрышно.
При открытии скульптуры, когда весь ее постамент был завален цветами, Вера Игнатьевна тихонько положила на постамент у ног своей скульптуры свой любимый черный камушек «на счастье, своему любимому детищу». «Пусть им повезет!» — подумала она, взглянув на крепко сплетенные руки юноши и девушки.

На обложке журнала кадр из фильма «Здравствуй, Москва»

13.jpg

Вскоре любимая всеми композиция стала эмблемой киностудии «Мосфильм», и знаменитое творение Мухиной смогли увидеть даже те, кто никогда не был в Москве…

Цикл фотографий Ричарда Нейпиера, приезжавшего в Союз в 1982 году.

11.jpg

10.jpg

08.JPG

12.JPG

09.JPG

За скульптурой «Рабочего и Колхозницы» возвышается «Монреальский» павильон, появившийся на сельскохозяйственной выставке в 1967—1968 годах

14.jpg

Долгое время, несмотря на все заслуги и успехи Веры Мухиной, её попытки добиться для своей статуи подходящего постамента ни к чему не приводили. Только в 2009 году скульптуру отреставрировали и установили на высокий постамент.

И уже от меня немного современных фотографий.
Снимки сделаны из вагона и (или) платформы однорельсовой железной дороги.
На заднем плане видны башни жилого комплекса "Триколор". А в стекле нашего вагона отразилось колесо обозрения, находящееся на территории ВДНХ.

15.jpg

А вот другой ракурс, и на заднем плане также интересный дом, о котором обязательно нужно сказать несколько слов.
В 1968 году на проспекте Мира, напротив знаменитых «Рабочего и Колхозницы», появился первый в Москве 25-этажный крупнопанельный жилой дом на сваях. Авторы проекта - архитекторы В.Андреев и Т.Заикин. Этот дом - настоящая веха в советском строительстве, возведен из крупных панелей, изготовленных на вибропрокатном стане. В то время это было настоящее ноу-хау.
Подвальная часть дома с глубоко забитыми сваями сооружалась довольно долго, из-за сложности конструкции. Зато надземная часть возводилась очень быстро: этаж в неделю. Перед домом сохранился тополиный сквер, оставшийся от снесенных на этом месте бараков Алексеевского студенческого городка.

16.jpg

17.jpg

А на этом снимке справа виден дом № 184 по проспекту Мира. Дом строился в 1955-1957 годах по проекту архитектора И. Жолтовского. К тому времени был развенчан культ личности Сталина, началась компания по борьбе с излишествами в архитектуре, как итог, вместо награды Жолтовскому досталась порция критики. На самом деле десятиэтажный дом на 270 квартир очень хорош и достоин отдельного разговора.

18.jpg

Комментарии

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
evrica_taurica
4 июн, 2015 07:34 (UTC)
Впечатлил рассказ о перипетиях известной скульптуры. Этого я прежде не знала.
Кульминация сюжета - противостояние орла с обнажёнками могучей советской паре.

Не поняла только, какой именно дом на сваях?

Спасибо за увлекательную информацию!
mycruises
4 июн, 2015 15:53 (UTC)
Светлана, спасибо большое! Премного благодарна Вам за то, что Вы внимательно и с интересом читаете об истории архитектуры, которой я безумно увлечена.
Да, да, не удивляйтесь, Светочка, вот тот самый дом, на который смотрят Рабочий и Колхозница (если считать снизу вверх - это третья фотография, если подвести на неё компьютерной мышью, высветится №16) - так вот этот дом вовсе не стоит на земле, как кажется издалека. Просто сказочный низ, сказочный, потому что в народе дом прозвали "дом на курьих ножках", он перекрыт деревьями тополиной аллеи. На самом деле за деревьями находятся сваи, и под домом, под всей этой махиной можно прогуливаться.
alexchernavski2
26 мар, 2016 19:29 (UTC)
Очень понравилась работа! Непростая судьба скульптуры, как непрост и труден путь рабочего и крестьянина. Недвусмысленно были противопоставлены павильоны бывших союзников. Как бы ненароком сталкивали лбами двух диктаторов. Немного порассуждаю с умным видом: ) Под видом преданного делу партии и большевиков Джугашвили по тихому уничтожал всех, кто мог затмить его гений, миллионы рабочих, крестьян, интеллигенции уже без его ведома уничтожались как враги народа, списки на уничтожение составлялись как при плановом приеме в партию. А народ - это как бы рабочий и крестьянин, это превыше всего! но это только как бы. А когда, после нападения фашистской Германии, почувствовал, что без поддержки народа то стульчик его качается, был вынужден отбросить диктаторские амбиции и как хитрый лис обратился к народу. Дескать, Отечество в опасности! Ну а Алоис Шикльгрубер, выросши в среде безработных и нищих немецких работяг, глядя на рабский труд шахтеров тоже мечтал о светлом будущем великой Германии. Полагаю это немецкие работяги-шахтеры были показаны на той выставке, в Париже. Обладая сильной харизмой, поднял немцев, но начитавшись расовой теории Артура Гобино, под "Полет Валькирий" Вагнера ( обожаю Вагнера, особенно оперу Лоэнгрин) тоже стал параноиком ну и получил по заслугам. А может в этом есть какая то закономерность, как вы думаете? Может все выходцы со дна так стремятся подняться наверх, может это естественно?
Красивые фотографии, целеустремленные, как скульптура Веры Мухиной! А мне кажется хорошо, что скульптуру не установили в конце выставки. Она достойна большего! Ее должны видеть не только посетители выставки! Ну и понятно, что не установили на Ленинских горах... А вот почему там Виссарионыча не установили.... Скромный товарищ был. А 184-й дом архитектора И. Жолтовского мне милее, чем эти сингапурские близнецы, фундаментальнее. Напоминает старый бревенчатый дом-усадьбу, в котором жили общиной, с печкой посередине, с теленком в сенях, настоящий крепкий хранитель очага, как вся Рождественка, хранительница старины русской, на которой жил замечательный академик архитектуры.
Не получается кратко.
Спасибо, Анечка! Успехов!


Edited at 2016-03-26 20:00 (UTC)
mycruises
27 мар, 2016 15:02 (UTC)
Может все выходцы со дна та́к стремятся подняться наве
Все, кто находится на самом дне - стремятся наверх. Как сказал один хороший человек и актёр: "Если ты на самом дне, то у тебя на самом деле хорошее положение: тебе дальше некуда, кроме как наверх". А вот какими силами, за счёт каких средств? Не думаю, что все одинаково поднимаются. Всё зависит, наверное, от того, какую цель преследует человек, к чему и зачем стремится: кто-то за славой, роскошью, благосостоянием, удовольствиями, а кто-то к Свету. К Свету нельзя, не получится по трупам и по головам...
P.S. Спасибо, Александр, что Вы находите на меня время, и пишете не кратко, для проформы так сказать, а искренне делитесь мыслями.
alexchernavski2
27 мар, 2016 17:11 (UTC)
RE: Может все выходцы со дна та́к стремятся подняться на
Искренне рад, Анечка, что еще не наскучил своим брюзжанием: )) Замечательно про цель написали, Анечка! Да, в гору всегда тяжко, но надо же по совести как то, со дна подниматься!
Если позволите, я, в продолжение Вашей мысли:

Пепел. Бубнов! У тебя совесть есть?
Бубнов. Чего-о? Совесть?
Пепел. Ну да!
Бубнов. На что совесть? Я — не богатый...
Пепел. Вот и я то же говорю: честь-совесть богатым нужна, да! А Клещ ругает нас: нет, говорит, у нас совести...
Бубнов. А он что — занять хотел?
Пепел. У него — своей много...
Бубнов. Значит, продает? Ну, здесь этого никто не купит....

Как созвучно с нашим временем... И еще:

Лука. Сколько это разного народа на земле распоряжается... и всякими страхами друг дружку стращает, а все порядка нет в жизни... и чистоты нет...
Бубнов. Все хотят порядка, да разума нехватка... ( М. Горький. На дне).

Меня иногда заносит... уж я по простому. Надеюсь не обидел чем. Очень рад общению, Анечка!:))))

Edited at 2016-03-27 18:10 (UTC)
mycruises
29 мар, 2016 20:36 (UTC)
Re: Может все выходцы со дна та́к стремятся подняться на
И Горький , и Чехов, и Достоевский, однажды затронув тему "маленького человека", всегда будут актуальны, Вы правы, Александр, потому что разделения на классы не избежать. А совесть у богатых легко заглушается рассуждениями о её растяжимости, в крайнем случае её можно заглушить вином и женщинами (это уже по Чехову).
( 7 комментариев — Оставить комментарий )
Разработано LiveJournal.com
Дизайн Michael Rose