Живага Анна (mycruises) wrote,
Живага Анна
mycruises

Categories:

Театр «Балтийский дом»



С большой опаской отношусь к походу в театр на вновь возрождённые спектакли прошлых лет, спектакли легендарные, благодаря удачной постановке, прекрасному актёрскому составу, слаженной игре. Тебе кажется, что ты знаешь эти пьесы до паузы, до запятой, до вздоха, до тишины... Да, да, именно об этом спектакле «Дальше - тишина» я хочу сегодня вспомнить. Связано это с тем, что находясь летом в Петербурге, мы решились пойти в театр «Балтийский дом» на спектакль по той же пьесе, только под другим названием «Два старомодных коктейля для двух старомодных чудаков».

Буклет (театральная программка)

01.jpg

Если кто-то не помнит сюжет, постараюсь дать краткое содержание. Дело происходит в США в конце 30-ых годов. Пожилые супруги, прожившие вместе 50 лет и никогда не разлучавшиеся, терпят финансовый кризис, их дом заложен. Вся надежда только на детей, которых у них, слава Богу, пятеро. Пригласив детей в гости, пожилая пара сообщает им неприятное известие в надежде получить помощь. Все дети обеспечены и вполне успешны, но никто из них не оказался в состоянии забрать обоих родителей к себе. В конце концов было решено разделить супругов: мать забрал старший сын Джордж, отца забрала дочь Кора. Не стану описывать, как живётся разлучённым супругам с детьми, которые считают привязанность к родителям - атавизмом. В итоге Джордж, "измученный" заботами о матери, принимает решение отправить её в приют для престарелых женщин. Мать понимает, что это конец, надежд на воссоединение с супругом больше нет, и теперь беспокоится только о том, чтобы муж ничего не узнал о приюте, и чтобы перед отправкой туда ей позволили свидеться с ним и проститься...

Перед спектаклем муж предупредил: "Мы не идём сравнивать легендарный дуэт Фаина Раневская, Ростислав Плятт с дуэтом Роман Громадский, Ирина Соколова. Мы идём смотреть спектакль". Первым шоком для меня стало то, что мы сидим в первом ряду. Значит актёры будут смотреть мне прямо в глаза в тот момент, как мои эмоции будут полностью оголены. Не каждый решится сесть в первый ряд на подобный спектакль. Немного успокоило то, что сюжет я знаю, значит ко всему готова, и чувства вполне смогу сдержать.

В антракте для себя я всё-таки отметила, что шокотерапия даётся мне с трудом, нос покалывает, глаза слегка щиплет, и периодически приходится судорожно взглатывать, но ком в горле остаётся. С мужем обменялись обрывистыми короткими репликами, не глядя друг на друга. Вскоре свет погас, и я была рада, что больше сейчас ничего не надо говорить.

Вторую часть я стойко держалась (хотя приходилось для этого ногтями щипать себе руку) до самого того момента, как Люси Купер (мать), перебирая только что пришедшую почту, находит письмо из Куолдерского приюта для престарелых женщин. Чуть позже следует монолог, от которого легче умереть, чем его пережить.

ДЖОРЖ. Я бы хотел кое-что сказать тебе, мама...
МАТЬ. Нет, сначала я хочу сказать тебе кое-что, Джорж.
ДЖОРЖ. Может быть, сначала я? (П а у з а) Боюсь, потом я не смогу...
МАТЬ (просто) Я хочу сказать тебе, Джорж... Конечно, мне не хотелось бы обижать тебя, но я не была счастлива в твоем доме, Джорж. Мне всегда было одиноко в этой большой, пустой квартире. Я надеюсь, ты не будешь сердиться, если я скажу... что решила уйти от вас... Я хотела бы поселиться в Куолдерском доме престарелых...
ДЖОРЖ. Мама!
МАТЬ. Подожди! Это хороший дом, Джорж. Я найду там подруг моего возраста...
ДЖОРЖ. Но мама...
МАТЬ. Дай мне договорить, Джорж. (П а у з а) Раньше я верила, что мы с папой опять будем вместе. Но теперь я вижу: этого не будет никогда. Поэтому я хочу поселиться в приюте. (П а у з а) Я рада, что приняла такое решение, Джорж. Мне было трудно сказать тебе об этом. Ведь тебе тоже было бы трудно сказать мне что-либо в таком роде. Да, вот еще что. Я бы хотела побыть у вас, пока папа не уедет в Калифорнию. Ты же его знаешь... (Улыбается) Он очень старомоден. Он никогда не поверит, что в этом приюте действительно так уж хорошо. У твоего папы всегда были странности, Джорж. Эти дома почему-то всегда казались ему такими страшными. На самом деле это не так. Нелли как-то возила меня туда... (П а у з а) Только вы не говорите папе о том, что я собираюсь в приют. Пожалуйста, предупреди Аду, Кору и всех, чтобы они никогда не упоминали о том, что я живу в приюте. (Твердо) Это единственное, что я хочу сделать по-своему!
ДЖОРЖ. Хорошо, мама.
МАТЬ. Пусть он считает, что я по-прежнему живу у тебя... Ты будешь пересылать мне его письма... Ты ведь будешь пересылать мне его письма, мальчик?!.. Ты не будешь забывать пересылать мне его письма?! ...Это будет первая в моей жизни тайна от твоего отца. (П а у з а). Теперь, если ты не возражаешь, я пойду спать.

Но вы выжили после всего сказанного, и с этим как-то надо жить дальше.
Но это не конец испытаний.

Фотография с сайта Санкт-Петербургского Гуманитарного Университета Профсоюзов.

02.jpg

В спектакле есть немая сцена, когда супруги Купер, их дети (о ужас!), не выросшие сегодняшние бесчувственные твари, а ещё те, прежние, чистые, не испорченные, нуждающиеся в заботе и защите дети вышли на сцену, - все рассаживаются на диване и воцаряется тишина. При этом дети в своей непосредственности с интересом очень зорко всматриваются в лица зрителей. Они смотрят на наши эмоции, возникшие в силу сложившейся ситуации, перенимают манеру поведения, учатся у нас любви, сопереживанию, или равнодушию, безжалостности.

Мои последние мысли: "Почему я ещё не умерла... Не включайте свет, только не включайте свет, я ещё не готова смотреть кому-либо в глаза".

И ещё немного подробностей о возрождённом спектакле. Всё-таки я не удержалась от сравнения. Дуэт Роман Громадский, Ирина Соколова очень сильный. А вот характер своей героини Ирина Соколова раскрыла иначе, чем его передала Фаина Раневская.
Раневская в роли Люси Купер застенчивая, трогательная, старомодная старушка; где-то даже неприспособленная к жизни, теряющаяся в некоторых ситуациях. Она не привыкла сидеть без дела, много суетится, желая быть полезной и нужной. Сыну же и его жене всё это только в тягость. По их мнению, мать вносит сумбур, дискомфорт; нарушает традиции дома. Постоянно возникает щемящий вопрос: "За что, откуда у таких милых, мягких родителей такие бессердечные дети?"
Ирина Соколова в той же роли не показалась мне столь же беспомощной и беззащитной, я даже слышала иногда властные нотки, которых вовсе не было у Раневской. Другие мысли возникали при столкновении характеров родителей и детей: "Где-то вы ошиблись, что-то не смогли внушить своим чадам в детстве. Это всё плоды маленьких ошибок, разросшихся до размеров трагедии".
Одну сцену в возрождённом спектакле совсем убрали, ту сцену, когда мать неожиданно приходит к сыну на работу, где он служит управляющим фирмы. Приходит, чтобы поздравить Джорджа с днём рождения, ведь другого случая не представится, т.к. вечером Джордж с женой и парой приглашённых родственников идут в ресторан, но мать не приглашена. В этой сцене есть сильный диалог, состоявшийся между Джорджем и его хозяином (директором фирмы). Диалог о чуткости к пожилым людям, и о том, каких родителей "легче" любить, которые не имеют ни гроша за душой или, которые оставляют Вам наследство. Это достаточно крупная сцена, без которой трудно в других поступках Люси Купер, т.к. они мало акцентированные, усмотреть нечто приносящее неудобства.
Не знаю даже, какая ситуация хуже, та, где мать (Фаина Раневская) показана рассеянной и беспомощной? Но там кто-то может оправдать поступки сына тем, что у него не хватает терпения и выдержки в общении с пожилым человеком. Другая ситуация в возрождённом спектакле. Там мать (Ирина Соколова) в тягость уже потому, что она просто есть. Никаких оправданий не остаётся...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments