Живага Анна (mycruises) wrote,
Живага Анна
mycruises

Categories:

Разные разности Санкт-Петербурга. По Петроградской стороне



Сегодня немного погуляем по Петроградской стороне. Здесь много интересных мест для туриста, но мы пройдём закоулками туда, где как раз туристов не много. И раз уж у нас в названии статьи присутствует «слово», начнём с него. С чем у вас ассоциируется живое слово, разрушающее, созидающее, волнующее, исцеляющее слово? А у меня с книгами, библиотеками: домашними и публичными, с театром. Так мы идём, идём, и попадаем в небольшой дворик, где находится исключительно привлекательное здание, а на здании вывеска:

Библиотека им. А.С. Пушкина

01.jpg

Прекрасное хранилище человеческой мысли. Но библиотека здесь появилась относительно недавно. А изначально, этот корпус внутри двора и корпуса, составляющие угол по красной линии двух улиц, строились как ансамбль женского училища (Институт) принцессы Терезии Ольденбургской для девочек 6–13 лет. Задача училища - «образование девиц недостаточного состояния, которых будущность должна быть обеспечена трудом честным и благородным».
В 1850-1853 в глубине участка, на Каменноостровском пр. по проекту арх. Л. Тиблена выстроили четырехэтажный дом со спальнями в верхнем этаже и классными комнатами в нижних (перестроен в 1895 архитектором В. В. Шаубом). С этого времени в старом, угловом здании, соединенном с новым крытым переходом, располагались залы училища, домовой храм и квартиры служащих.
В 1855 г. последовало Высочайшее повеление «оканчивающим с успехом воспитание в Училище Принцессы Терезии Ольденбургской выдавать средства на право быть домашними учительницами наравне с окончившими курс в казенных училищах II разряда».
С кончиной в 1871 г. основательницы заведения училище получило ее имя, а заботы о нем принял на себя принц Петр Георгиевич Ольденбургский, ему помогала старшая дочь, Великая княгиня Александра Петровна.
В конце 1870-х гг. училище было переименовано в институт, хотя сюда по-прежнему принимали малолетних девочек.
16 января 1842 г. на втором этаже углового корпуса была освящена церковь во имя Воскресения Христова (приписана к Петропавловскому собору).
После революции церковь была закрыта, в наши дни там находится детская спортивная школа. В здании, которое теперь является библиотекой, во времена пребывания здесь женского училища, находился лазарет.

Библиотека-лазарет стоит посреди двора и делит его пополам.
Обходим здание вокруг и видим с обратной стороны вот такую пристройку, жёлтый флигель с высоким окном.

02.jpg

Будучи на тот момент ещё под впечатлением от книги Вадима Шефнера, вспоминаем описание техникума, где учились главные герои. "...Трамвай свернул на кольцо, скрипуче вздрогнул и остановился. Вагоновожатый и две кондукторши побежали греться в дежурку, а мы по заснеженной улице направились к техникуму. Окраинная улица, состоящая из невзрачных одноэтажных и двухэтажных домов, упиралась в сад, где стоял техникум. Он возвышался среди окрестных строений, как морской корабль среди рыбачьих баркасов. Это было монументальное четырехэтажное здание, облицованное желтоватым глазурованным кирпичом и украшенное серыми колоннами и классическим фронтоном. На фронтоне еще сохранились следы от сбитых букв: «Убежище им. Вел. кн. Вильденбургской»
Здание это было построено незадолго до мировой войны. Полное наименование его было такое: «Убежище для раскаявшихся девиц, основанное попечением Великой княжны Вильденбургской», — так когда-то гласила мраморная доска в вестибюле. Эту доску выломали уже при нас, когда переоборудовали химическую лабораторию. Доска стала щитом для рубильников, которыми включалась тяга в вытяжных шкафах. Раскаявшиеся девицы жили в убежище недолго: они разбежались в 1916 году, когда в Петрограде стало плохо с едой, и, кажется, вернулись к своей прежней профессии. Многие старожилы этой улицы хорошо помнили раскаявшихся девиц — раскаянок, как они их прозвали. Отзывались старожилы о них нелестно.
После бегства раскаянок здание несколько лет пустовало, потом в нем помещался какой-то архив, потом какие-то курсы, а затем обосновался наш техникум."
Вадим Шефнер вполне мог изменить имя великой княгини Ольденбургской на вымышленное, но схожее по звучанию - княгиня Вильденбургская. Тогда смеем предположить, что он описывал в книге именно это место. Вот и нынешнее здание библиотеки, которое раньше было лазаретом, у Шефнера тоже описывается, как лазарет при техникуме. И жёлтому флигелю с обратной стороны здания нашлось место в книге. "...мы переждали перемену в тихом закоулке возле медпункта, а когда раздался звонок на занятия и всё вдали утихло, мы отправились в Машин зал.
При раскаянках в этом высоком зале была трапезная. Говорили, что здесь стояли столы и стулья из натурального красного дерева и вообще все было не хуже, чем во дворце. Но сейчас от той роскоши, если она и была, ничего не осталось, и только окно напоминало о прошлом. Гигантское, кончающееся полукругом окно уходило под потолок. Все оно состояло из цветных стекол. Это был витраж, картина из стекла."

Гигантское окно в жёлтом флигеле есть, и как раз такое, как в описании, вот только витража нет, но мы легко его можем представить, тем более в книге его изобразил художник. Нам остаётся мысленно наложить картинку художника на реальное окно.

03.jpg

"Самый верх занимала надпись: РАСКАЯНИЕМ ОЧИСТИМСЯ, картина же изображала Марию Магдалину, молодую красивую женщину с рыжеватыми распущенными волосами. Никакой одежды на ней не имелось. Ни святости, ни раскаяния на лице ее не наблюдалось, — наоборот, вид у нее был скорее торжествующий. Говорят, что художника, который делал этот витраж, церковники в свое время хотели даже привлечь к ответственности за святотатство, но княжне Вильденбургской картина приглянулась, и дело было замято."
Но, чтобы не прослыть псевдоизыскателями, не будем всерьёз утверждать, что на самом деле нашли то место, о котором пишет Вадим Шефнер в своей книге. Пусть наша фантазия остаётся фантазией, мы увидели в этих стенах, деталях и формах то, что хотели увидеть. Главное, что слово Шефнера засело в нас так глубоко, что мы продолжаем думать о нём и что-то искать для себя.
Предположения предположениями, а действительность остаётся действительностью.

Если подойти к высокому окну флигеля, можно увидеть сквозь прозрачные стёкла интерьер помещения.

04.jpg

Это мастерская Александра Анатольевича Пальмина, российского скульптора, ректора Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии имени А.Л. Штиглица.
Удалось узнать, что рядом с этим флигелем до 1940 года высилось шестиэтажное жилое здание, построенное в начале XX века по проекту В.А. Гартмана для купца Киселёва. Участок, на котором стоял дом, был настолько узок, что на проспект смотрело только по одному окну каждого этажа, остальные окна выходили на соседнюю улицу. Здание снесли до войны, а в 60-ые годы построили новый жилой дом, который и поныне здравствует.
О дореволюционной истории участка напоминает только небольшой дворовый флигель, в котором теперь располагается мастерская скульптора. Изначально флигель был частью сарая и дворницкой. Большое окно с полукруглым завершением, когда-то было вовсе не окно, а въездная арка, со временем переделанная и застеклённая. Но даже исковерканный и переделанный флигель смотрится живописно. Казалось бы, утилитарная постройка, предназначенная для хозяйственных нужд, но архитектор, обдумывая весь ансамбль, позаботился придать и малой форме (флигелю) уникальные черты. Для большого мастера не бывает мелочей. Детали делают образ.
Подведём итог, в этом окне никогда не было витража с голой Машей, скорее всего, во времена, описанные Шефнером в книге, это была ещё арка со створчатыми воротами. Наши выдумки разбились о непреклонную действительность. Но разве не интересно было пофантазировать?

А действительность иногда бывает довольно суровая. Вот как на этой стене, к примеру.

05.jpg

Невежественный, но справедливый глас возмущения. Эту безграмотную надпись можно увидеть прямо на стене библиотеки. Остаётся воскликнуть словами Хармса: «Да никако ты писака!» Но не будем строги к сочинителю лозунгов. Как только оратор найдёт дверь в книгохранилище, исчезнут многие проблемы с правописанием. Как-никак чтобы донести свою мысль до другого, надо уметь её безошибочно оформить.
Удалось ли нам поговорить о «слове» и его значении для всех нас - судить вам.

06.jpg

Стена библиотеки, увитая плющом.

07.jpg

А мы идём дальше.

08.jpg

Сегодня в футбол играть не будем. Идём ещё дальше.
А вон там на Большом проспекте выделяется красивое здание с двумя башенками.

Театр «Русская антреприза» им. Андрея Миронова.

09.jpg

Но я сегодня хотела рассказать не про театр, а про то, как однажды, лет пять назад, мы пошли в этот театр, и обнаружили поблизости чудесный городской сквер. Дело было так. Приехали мы в «антрепризу Миронова» задолго до начала спектакля, лил проливной дождь, но мы решили всё-таки прогуляться по округе. Ноги сами привели нас в зелёную зону сквера.

Сквер Андрея Петрова

10.jpg

Льёт, как из ведра

11.jpg

12.jpg

Внезапно выглянуло солнце

13.jpg

Объяснять не надо, что в Питере всегда так. Никогда не знаешь, что будет через десять минут.

14.jpg

Приходится пользоваться любой удобной минутой и надеяться, что дождь ненадолго.

15.jpg

Сквер, спустя пять лет.

16.jpg

«Стена столетия»

17.jpg

18.jpg

19.jpg

История этого сквера началась относительно недавно, в начале 2000-х годов в рамках акции общественного движения «Зеленая Волна». На тот момент место между домами 26-28 и 32 по Каменноостровскому проспекту было отдано Генпланом «под застройку», так что сквер едва не был застроен в 1990—2000-х годах. Однако местные жители взбунтовались против такого решения и попросили помощи у известных людей. И вот, по инициативе лидера «Зелёной волны» Михаила Новицкого музыканты, писатели, художники посадили в этом сквере по дереву, спасая его от строителей. Среди активистов был и композитор Андрей Петров. Он посадил тогда в сквере рябину, позже огороженную декоративной изгородью в виде нотного стана для авторской песни «Голубые города». Рябина стала местом, к которому приходят люди почтить память Андрея Петрова.
А с 2008 года сквер - это не только молодой садик с деревцами. По идее вдовы композитора сквер превратился в необычный культурный центр. Сад украсила скульптурная группа «Первая скрипка» из восьми скульптур как художественных символов миссии Композитора.

Скрипка-женщина — символ вдохновения

20.jpg

Скрипка-кресло — трон композитора

21.jpg

22.jpg

Скрипка-туфелька — символ эксперимента в музыке

23.jpg

24.jpg

25.jpg

Скрипка-граммофон — символ музыкальной классики

26.jpg

Скрипка-лебедь — символ музыкального совершенства

27.jpg

28.jpg

29.jpg

Скрипка-яблоко — символ искушения музыкой

30.jpg

В центре композиции – концертная площадка, тоже выполненная в форме скрипки.

31.jpg

32.jpg

Скрипка-сфинкс у входа — символ охраны музыкального наследия

33.jpg

Скульптуры не имеют пояснительных подписей, смысл приходится трактовать самим.

34.jpg

Музыка в камне. Чудесный сквер, где музыку можно потрогать руками.
Кстати, не хотела изначально притягивать искусственно имена: А.С. Пушкин, Андрей Петров... Но для самого композитора, жившего в Петербурге, имена основателя города и поэта всегда стояли рядом. А раз уж Александр Сергеевич в этом городе не гость, не мудрено, что он повсюду. Вот и у Андрея Петрова был свой Пушкин. В жестокий год, в 1943-ем дядя подарил Андрею Петрову томик Пушкина с надписью: «Пусть осенит тебя гений Пушкина во всех делах твоих. На память о временах трудных и суровых».
И это так естественно, что в родном городе Андрея Петрова, где камни, реки, острова, небеса освящены гением Пушкина, именно Пушкин был первым вдохновителей молодого композитора. Так был написан балет «Станционный смотритель», музыка к спектаклю «Болдинская осень». А когда пришло сознание писать музыку к спектаклю «Пушкин», авторы о самой музыке не спорили - ее еще просто не было. Спорили о главном: как войдет в этот спектакль пушкинское слово. Без него спектакль невозможен — это было ясно с самого начала. Но каким способом дать ему жизнь на музыкальной сцене?
Наконец, композитор решил дерзнуть и сделать первый шаг: написать вокально-поэтическую симфонию «Пушкин» для концертного исполнения, где читаемые стихи станут основой всей композиции.
Кабинет композитора. Горы книг с бесконечными закладками: томики стихов Пушкина, альбомы «Пушкинский Петербург» и «Михайловское», книга «Песни, собранные русскими писателями» — она была раскрыта на страницах с текстами песен, записанных некогда Пушкиным. Музыка возникала как эхо после чтения стихов.
Премьера симфонии состоялась 26 июня 1978 года в Большом концертном зале «Октябрьский» и стала одним из самых заметных событий ленинградского фестиваля «Белые ночи». В вокально-поэтической симфонии были все зерна будущего балета «Пушкин». Шесть ее частей — «Михайловское», «Мчатся тучи», «Петербург», «Пугачевщина», «Бесы» и «Завещание» — стали главными опорами балета. «В балете сохранятся оригинальнейшие композиторские находки, реализованные в вокально-поэтической симфонии. Например, оркестровые: солирующие арфы — музыкальный символ «лиры Поэта», в сочетании с лиричнейшей мелодией скрипок; жестокий резкий залп всего оркестра с пистолетным выстрелом — отзвук смертельной для Пушкина дуэли на Черной речке; блистательно-зловещая холодная танцевальная тема светского Петербурга и внезапно возникающий тревожный «ветер» струнных, который поднимается в оркестре. Перейдут в балет и русские песни на тексты, записанные поэтом; если не знать, что они сочинены композитором в последней четверти XX века, их можно было бы принять за подлинные народные плачи, долетевшие до нас из пушкинских времен».

Тем временем выходим к р. Карповке с теми же размышлениями

35.jpg

Над самой водой высится Иоанновский ставропигиальный женский монастырь.

36.jpg

Сегодня он в лесах, мы его не фотографируем. Смотрим в воду.

37.jpg

Но и по сторонам приходится посматривать. Чуть не попала под колёса самоката.

38.jpg

Для раздумий больше подойдёт какое-нибудь тихое место. Как раз перед нами Вяземский сад.

39.jpg

То, что надо. Заходим.

40.jpg

Продолжая разговор о вокально-хореографической симфонии «Пушкин. Размышления о поэте», нельзя не упомянуть людей, приглашённых на премьеру. Так Михаил Аникушин, скульптор, вспоминал: Меня пригласили на премьеру «Пушкина» в Кировский театр. Признаться, я шел не только с волнением, но и опаской. В этом театре ставятся оперы и балеты на пушкинские сюжеты. И вот теперь в «полете русской Терпсихоры» — сам Пушкин! Пушкин затанцевал в балете, «летит как пух от уст Эола» — да возможно ли такое?
После того, как занавес опустился и стихли овации, М. Аникушин подтвердил: Да, это тот Пушкин, о котором говорил Александр Блок: «...веселое имя: Пушкин. ...легкое имя: Пушкин. Пушкин так легко и весело умел нести свое творческое бремя, несмотря на то, что роль поэта — не легкая и не веселая: она трагическая». И спектакль донес не только личную драму поэта, он пронизан духом пушкинской поэзии.

А мы оказываемся перед мастерской Михаила Аникушина

41.jpg

Никогда не бывали здесь ранее, так что это специфическое архитектурное пространство стало для нас неожиданностью. И опять никаких искусственных привязок. Город сам связывает людей.
Мастерская находится в Вяземском саду на Петроградской стороне. Здание было построено специально для скульптора в 1969 г. по проекту архитектора Ф.А. Гепнера. Бывшая мастерская известного петербургского скульптора ХХ века Михаила Константиновича Аникушина открылась для посетителей в апреле 2013 года и является единственной в Петербурге скульптурной мастерской для изготовления моделей памятников в натуральную величину. Когда-то здесь рождались знаменитые монументы, а теперь все желающие могут познакомиться с той стороной жизни памятников, которая обычно скрыта от простого зрителя - от первого наброска на бумаге до отправки готовой модели на завод для отливки в бронзе.

42.jpg

43.jpg

44.jpg

45.jpg

46.jpg

47.jpg

48.jpg

Здесь же, в Вяземском саду возле мастерской памятный монумент самому скульптору М. Аникушину.

49.jpg

А самая его известная работа для нас - памятник А.С. Пушкину на площади Искусств в Санкт-Петербурге
Молодой ещё тогда скульптор, недавний выпускник Академии Художеств хотел показать поэта «молодым, земным, человечным». Михаил Аникушин говорил: «Мне хотелось, чтобы на пьедестал встала не просто скульптура, а необыкновенный, будто живой человек... Частица души города». По итогу считается один из самых вдохновенных памятников русскому поэту.

Памятник В.И. Ленину на Московской площади в Санкт-Петербурге - тоже работа М. Аникушина.

50.jpg

Сквозь пенные брызги

51.jpg

А моя любимая работа - памятник Н.К. Черкасову в Александро-Невской Лавре (некрополь мастеров искусств).

52.jpg

И снова М. Аникушин говорит: «Как определить главную тему моего творчества? Это человек, его красота, гуманность, его благородство. Мое творческое кредо — показать каждого человека таким, каков он есть, человека, способного сочинить, сотворить то, что он сочинил, сотворил. Не я хочу наградить его какими-то чертами, что-то придумывать, а он сам должен выразиться». Н.К. Черкасов великий артист, сыгравший незабываемые роли. И ни в одной из них нет Черкасова. Есть Паганель, Иван Грозный, Александр Невский, гениальный Алексей в Петре I, Дронов в фильме «Все остается людям». И вот получился такой памятник, где присутствует совершенство формы, гармония пропорций, красота лица. Смотрю на плечевой силуэт - потрясающая динамическая линия. Это то, что выдаёт человека энергичного, мыслящего. Хара́ктерный образ, подвижный, живой.

Неподалёку от Вяземского сада. Натюрморт на трансформаторной будке.

53.jpg

И просто дворик в тех же краях

54.jpg

55.jpg

На последнее фото можно нажать, чтобы посмотреть картинку в большем размере, и пересчитать всех представителей семейства кошачьих.

56.jpg

Tags: Санкт-Петербург, город, двор, дворы, изыскания, люди, наследие, связь времён, творчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments