Живага Анна (mycruises) wrote,
Живага Анна
mycruises

Categories:

Театр. Мастерская Петра Фоменко. Молли Суини



3 января ходили в театр «Мастерская Петра Фоменко» на постановку «Молли Суини» по пьесе ирландского драматурга Брайана Фрила.

Наши фотографии из фойе

01.jpg

02.jpg

03.jpg

04.jpg

05.jpg

06.jpg

07.jpg

08.jpg

09.jpg

Последнее время много ставят ирландскую драматургию. Хотя, может, это мы так попадаем. До этого я рассказывала о пьесах Мартина Макдонаха в постановке пермского режиссёра С. Федотова. Во второй приезд пермского театра, уже в декабре, мы смотрели премьеру «Поле». Это опять-таки пьеса ирландского драматурга, на этот раз Джона Б. Кина. И вот в начале января мы смотрим московскую постановку «Молли Суини» Брайана Фрила. Режиссёр - Иван Поповски, в роли Молли Суини - Полина Кутепова, ее мужа Фрэнка проживает на сцене Юрий Буторин, мистер Райс, врач - Анатолий Горячев. И да, свет. Это то, что меня восхитило в спектакле. Постановка света - Владислав Фролов. Я даже специально посмотрела, где он учился, с кем работал, какие сцены освещал и в каких спектаклях, какими премиями отмечен. Владислава Фролова действительно хвалят, и не одна я умнее всех в этом вопросе оказалась, его работа со светом нравится как профессионалам, так и зрителям.
Во время спектакля у меня под ногами в кофре лежал фотоаппарат. Я как увидела лучи узконаправленного контрового и рисующего света с рассеивателями, а это мой любимый свет, меня так и подмывало схватить фотоаппарат. Но, когда перед спектаклем предупреждают, что в зале не разрешено пользоваться какой-либо техникой, я, как законопослушный гражданин, честно исполняю все правила. Так что, кому красота, а кто-то сидит в зале, и страдает от невозможности запечатлеть эту красоту.
Фотографии у себя на странице размещаю с официального сайта «Мастерской Петра Фоменко», фотограф Александр Иванишин. И несколько скриншотов с анонса телеканала Культура.

Итак «Молли Суини». Действие начинается ещё до первого звонка, до того, как вы попадаете в зрительный зал. Когда вы подходите к стойке, получить театральную программку, девушка предупреждает, что, по замыслу режиссёра, она должна смять программку, перед тем, как отдать вам, если вы, конечно, не против. Мы были не против, ещё один повод, задуматься над постановкой. Какие мысли мне пришли в голову от этой акции, расскажу позже, для этого сначала надо было посмотреть спектакль.

10.jpg

И вот мы в зрительном зале, прозвучал третий звонок. Нам на одно мгновение освещают сцену, и тут же свет гаснет. Сидим, поглощённые полной темнотой. Это ни капли не напрягает, наоборот, как-то расслабляет. Я слышу дыхание человека и дыхание моря. Там были ещё какие-то звуки, щебетание птиц, кажется, но я не уверена, запомнила только дыхание глубокое и спокойное. Шум накатывающихся волн и всплеск, а потом погружение под воду. Выныриваем и плывём. Потом я уходила куда-то в свои мысли, а когда очнулась, возможно прошло всего несколько секунд, ведь время в полной темноте тянется совсем по-другому, я всё-таки подумала, что мы так довольно долго уже «плывём», но мне это нравится.
Потом сцена осветилась, и оказалось, что это не мы плыли в полной темноте, и это не нам так нравилось погружаться в воду, ощущать её глубину, полноту и мощь - это была Молли Суини, её ощущения.

Теперь кратко передам содержание пьесы для понимания происходящего. Драматическое напряжение сконцентрировано вокруг главной героини Молли, которая ослепла в младенчестве, 10-ти месяцев от роду. Прожив сорок лет в пространстве тактильных ощущений, запахов и звуков, получив своё представление об окружающем мире, Молли знакомится с Фрэнком Суини и выходит за него замуж. Фрэнк книгочей и философ, увлекающийся энтузиаст, экспериментатор. Последнее его увлечение - слепота жены, и тут он готов провести эксперимент по её исцелению, иными словами говоря, настаивает на операции, выполнить которую должен доктор Райс. Мистер Райс успешный офтальмолог, работал в лучших клиниках страны, но потерпел фиаско в личной жизни, от него ушла жена к его другу и коллеге. Мистер Райс бросил всё, уехал в маленький городок, где как раз живёт чета Суини.

Весь спектакль - это три монолога, которые читают три героя, каждый от своего лица. Все три героя изолированы друг от друга. Каждый сидит в своём кресле и освещён своим квадратиком света. Они ни разу не вступят в диалог. Каждый герой отговорит свой текст, расскажет свою историю и словно закроется в свою скорлупу, спрячется в свой выдуманный мир. И всё же поочередными монологами все трое воспроизводят одну историю, приближая её к чудовищной развязке.

11.jpg

Так из монолога Френка Суини, мужа Молли, мы узнаём, что молодой человек одержим идеей осчастливить мир. Беда в том, что Фрэнк не умеет просчитывать свои действия на несколько шагов вперёд, и совершает опрометчивые поступки. Все его планы проваливаются, а он, ничуть не огорчаясь, тут же хватается за новое дело. Слепота жены , как мы уже знаем, «была его последним увлечением», и всё говорило о том, что в этот раз будет то же, что всегда. Фрэнка невозможно остановить, он оправдывает свою напористость совершением «благих деяний», при том, что ведёт себя, как браконьер, бесцеремонно вторгаясь в чужое пространство.

12.jpg

Начальный монолог молодого человека заключается в рассказе о разведении иранских коз, которые не смогли «приспособиться» к новому часовому поясу и климатическим условиям ирландской местности, куда их вывез Фрэнк. Первое предупреждение, что нельзя вмешиваться в мир других существ, потому что можно причинить им вред или погубить их. Аналогичным в содержательном отношении является эпизод с барсуками. Фрэнк с другом решили спасти барсуков, которые жили у озера. Барсукам грозила опасность из-за скорого затопления. Раскопав нору, друзья насильно извлекли из неё животных и перевезли их выше по склону в новый дом. Барсуки, почувствовав свободу, тут же бросились в свою старую, теперь разорённую нору, т.е. животные инстинктивно устремились в привычный им мир. Это был второй звоночек - предупреждение для Фрэнка Суини. Но молодой человек не делает выводов, энтузиаст бессмысленных увлечений бросается в новую авантюру, задумав эксперимент по возвращению зрения своей жене.

13.jpg

Доктор Райс знает всего десять случаев из медицинской практики по исцелению людей с похожим диагнозом. Но после долгой спячки в нем проснулся азартный игрок, поставивший на карту здоровье пациентки и собственное будущее. «Что ей терять?» - спрашивает мистер Райс, соглашаясь оперировать. Доктор надеется, что в случае хорошего исхода операции, а значит, мировой известности, ему удастся вернуть свою жену.

Фотография со спектакля Александра Иванишина

14.jpg

Каждый из героев живёт в своём мире иллюзий, мечтаний, каждый по-своему слеп. Недальновиден в своих поступках муж Молли. Доктор погружён в свои фантазии, как в слепоту. И эти слепцы используют окружающих людей в личных интересах. Тут, к сожалению, приходится вспомнить библейский сюжет «Слепой ведёт незрячего», в котором Иисус обращается к иерусалимским книжникам и фарисеям: «Они слепые вожди слепых; а если слепой ведёт слепого, то они оба упадут в яму».

Плохие предчувствия не покидают нас на протяжении всего спектакля. Лишь монологи Молли иногда заставляют нас улыбнуться. Героиня не чувствует себя ущемленной, она социально адаптирована, работает и живет достаточно полноценной жизнью, какая возможна в ее положении. Лучшим временем в детские годы были прогулки по саду с отцом. Сад описывается, как райское место, где растут прекрасные цветы и деревья, и где Молли познаёт мир. Отец был слишком скуп, чтобы отдать дочь в школу для слепых, но сам обучал её всему понемногу. Дом в противоположность саду гулкий, огромный, там постоянно ссорятся родители, мать часто отсутствует, лечится от нервных болезней.

Фотография со спектакля Александра Иванишина

15.jpg

К моменту замужества мир для молодой женщины приобрёл свои очертания. Всё в нём было понятно и знакомо для неё. Доктор Райс вспоминает, что когда первый раз увидел Молли с мужем, идущих к нему на приём, то у него не возникло чувство жалости, какое обычно возникает по отношению к человеку с физическими недостатками. Она шла прямо и уверенно, не опиралась на руку мужа. Возникает вопрос: нужно ли было исцелять Молли? Не лучше ли ей было закрыть глаза и смотреть, чем открыть их и не увидеть того, о чем мечталось?

16.jpg

Молли вспоминает: «Когда я впервые пришла к мистеру Райсу, я помню, как он спрашивал, отличаю ли я свет от темноты и в каком направлении находится источник света». «И я помню, о чем я думала тогда: Боже, он задает тебе глубокие вопросы о добре и зле, об источнике знания и многих проблемах мистики».
Так герой спрашивает о физиологическом состоянии пациентки, связанном с физическим зрением, а автор устами героини уточняет, что речь идет о нравственно-философских категориях.

17.jpg

Традиционно библейская слепота как физический недостаток символизирует слепоту духовную.
Доктор продолжает спрашивать: «Что значит для вас понятие пространства, света, расстояния?» Молли Суини часто произносит: «мой мир» или «мой внутренний мир». Имеется в виду тот образ, который сформировался у героини под воздействием жизни в физической слепоте, но это означает и «духовно-нравственный мир».

18.jpg

Первая операция на один глаз прошла успешно, Молли приобрела частичное зрение. В библейском тексте слепой, который после первого прикосновения Христа обрел частичное зрение, произносит фразу «...вижу проходящих людей, как деревья». А доктор Райс дважды произносит эту фразу по отношению к Молли. В одной из трактовок пьесы Брайана Фрила можно прочитать: «Молли Суини символизирует человека, стоящего на пути духовного прозрения. Человек получил дар веры, который предстоит сохранить и приумножить. Живя в обыденном мире, он неизбежно оказывается вовлеченным в конфликт с этим миром, который стремится уничтожить бесценный Божественный дар».

Мы видим дом Молли перед самой операцией.

Фотография со спектакля Александра Иванишина

19.jpg

Комната-куб, где все предметы интерьера покоятся под серым покрывалом и об их предназначении можно догадываться только по очертанию. Покрывало постепенно начинает раздуваться, увеличиваться в размере, заполняя собой все пространство комнаты и в итоге поглощая саму Молли.

После операции в жизни героини (и на сцене) появляется цвет. Молли учится видеть заново. Красное пальто, так она сама говорит, как вызов судьбе, как стоп-сигнал, как предуведомление возможной катастрофы.

20.jpg

21.jpg

Первый восторг от возможности видеть сменяется беспокойством, потом отчаяньем.

22.jpg

Фрэнк Суини вспоминает слова доктора Райса: «...Он сказал, что между миром осязания и миром зрения совсем нет обязательной связи, и что установить связь между этими двумя мирами можно только практикой, через опыт, только через узнавание этой связи...»

Фотография со спектакля Александра Иванишина

23.jpg

«Мы рождаемся с пятью чувствами и с помощью информации, которую они нам дают, строим с момента нашего рождения зрительный мир — мир предметов, идей и смыслов. Этот мир не рождается вместе с нами. Мы создаем его сами — через опыт, через память, устанавливая категории с помощью внутренних связей...»

Мир оказался совсем не таким, каким его видела Молли на кончиках своих пальцев. Утрата Молли в лишении внутренней гармонии, в потере ощущения «своего мира».

24.jpg

Любимыми цветами молодой женщины до операции были незабудки. Незабудки росли в саду её родителей, она хорошо знала их с детства. Увидев цветы в магазине, не сразу поняла, что это именно они. А когда разглядела получше, они ей совсем не понравились.
Новый мир, в который насильно вытолкнули Молли - это слова, слова, слова и нагромождение предметов. Героиня не в теории сталкивается с понятием «слепого зрения»: видит, но не воспринимает увиденное, ведь «увидеть – не значит понять». В конце концов для нее соединились вымысел и реальность, она перестала отличать одно от другого.
Внутренний мир героини оказывается разрушенным. Став жертвой людского честолюбия, Молли попадает в сумасшедший дом. Доктор Райс спивается. Фрэнк Суини отправляется в Абиссинию в поисках новых «открытий».
Так заканчивается спектакль о надежде, переменах и отчаянии. «А поиск истины о человеке так и останется попыткой преодолеть пропасть между виденьем и знанием, зрением и пониманием».

25.jpg

Но, чтобы зритель не уходил из театра на этой депрессивной ноте, на сцене неожиданно начинается дождь. И как мне показалось по постановке света, пошёл именно «слепой дождь». Все трое участников пьесы бегают под его струями, шлёпают по лужам, падают, кувыркаются и хохочут.
Есть у Константина Паустовского описание дождя, которое, думаю, будет здесь к месту: "Я, конечно, знал, что есть дожди моросящие, слепые, обложные, грибные, спорые, дожди, идущие полосами - полосовые, косые, сильные окатные дожди и, наконец, ливни. Но одно дело - знать умозрительно, а другое дело - испытать эти дожди на себе и понять, что в каждом из них заключена своя поэзия, свои признаки, отличные от признаков других дождей. Тогда все эти слова, определяющие дожди, оживают, крепнут, наполняются выразительной силой. Тогда за каждым таким словом видишь и чувствуешь то, о чем говоришь, а не произносишь его машинально, по одной привычке. <...> О слепом дожде, идущем при солнце, в народе говорят: «Царевна плачет». Сверкающие на солнце капли этого дождя похожи на крупные слёзы. А кому же и плакать такими сияющими слезами горя или радости, как не сказочной красавице царевне!"
Что это было? Очищающий дождь, примиряющий дождь? Режиссёр оставляет за нами право думать.

__________________________________

И да, спектакль закончился, а в руках у меня остался колючий комок бумаги, который нам выдали, как программку, перед началом действия. Закрываю глаза и ощупываю его. Словами Паустовского про дождь «одно дело - знать умозрительно, а другое дело - испытать». Ах, Молли Суини, ты ведь тоже должна была знать, что такое лист бумаги, и что этот лист мог содержать текст, быть письмом, или быть рисунком. Твои чувствительные подушечки пальцев безошибочно могли ощутить на гладкой поверхности продавленные буквами места. И вот тебе дают колючий ком бумаги, и утверждают, что то и это - одно и то же. Вот так, наверное, меняется сознание, когда привычное становится неузнаваемым.
А Влад во время финального выхода артистов на поклоны шепнул мне: «Почему Молли (П. Кутеповой) дарят розы? Если бы я знал пьесу, то принёс незабудки...»

Tags: molly sweeney, Брайан Фрил, Иван Поповски, Ирландия, Кутепова, Молли Суини, актёр, драматургия, мастерская Фоменко, отзыв, пьеса, режиссёр, спектакль, театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments